Приютить и сохранить

Несмотря на то, что официально дом Причта (в котором и располагается Центр) откроется только в марте, посильная помощь нуждающимся оказывается уже сейчас. «Мы почти два месяца работаем как поточный склад для выдачи продуктов и одежды. У нас есть опекаемые семьи – участники продуктовой программы фонда, сейчас их около 36» - объясняет настоятель храма отец Антоний Исаков. Когда ситуация очень серьезная, и нужно предоставить крышу над головой – подключаются волонтеры приюта. Вы не поверите, но есть в наше время люди, которые могут принять на время в свою семью постороннюю мамочку с ребенком. В общей сложности, благодаря совместному с женскими консультациями конкурсу «Жизнь - священный дар», уже удалось сохранить жизни порядка 800 детей, от которых хотели избавиться еще до рождения. Удивительно, но факт: три женщины передумали делать аборт под впечатлением от трогательного памятника нерожденным детям, установленного вблизи храма 23 ноября 2013 года.

 

 

Здание приюта поражает количеством света и просторностью. Все сделано так, чтобы ни один угол не остался затемненным. Сквозь стекло, атриум пронизывают лучи солнца.

 

 

 

О. Антоний, гремя внушительной связкой ключей, неспешно проводит нас по всем помещениям. Вот, например, кабинет педиатра. Нет, врач работает не за деньги – все на добровольных началах, приходит три-четыре раза в неделю на два часа после основной работы. Все-таки в мире больше добрых людей, чем кажется.

 

 

Настоятель показывает нам каждый уголок: при желании можно сосчитать, сколько мешков с мукой лежит на продуктовом складе.

 

 

А вот и склад вещевой: доверху забит разнообразной одеждой, большая часть которой – совершенно новая.

 

 

Дальше – комната для мам с грудными детьми, полностью оборудованная игровая, прачка, большой волонтерский зал, напоминающий комнату для переговоров и презентаций - нам объясняют, что тут рождаются идеи по продвижению благих дел.

 

 

 

«Мы занимаемся профилактикой кризисных ситуаций, реализацией различных выставок на антиабортную тематику и просвещением подрастающего поколения в школах», - рассказывает психолог Ирина Ковалева, ее кабинет как раз следующий. Меня спрашивают, не хочу ли я посидеть на кресле, на котором сидел патриарх Кирилл на встрече с опекаемыми многодетными семьями. Согласилась, поулыбалась – несмотря на специфику деятельности, с чувством юмора тут у всех полный порядок.

 

 

На втором этаже разместились кухня, восемь полностью благоустроенных комнат с видом на лес. В приюте может жить около 40 человек. Все еще пахнет ремонтом, штукатуркой, но практически готово к использованию. О. Антоний поясняет на кухне, что постояльцы будут питаться в приходской трапезной только обедом, а завтраки и ужины должны готовить себе сами. Поговорили с настоятелем и о трудотерапии. Он поделился, чтопринципиально не нанимает техработников, ведь женщины могут и сами прибрать за собой в комнате и в чем-то помочь приходу, например, посадить летом цветы. Кризисные мамы, имеющие работу, оставляют безработным своих детей за символическую плату. Получается своеобразный детский сад.

 

 

Идея создания полноценного приюта родилась у о. Антония уже давно. В одной из своих бесед с Николаем Сторожуком, известным сургутским меценатом и совладельцем компании «Сибпромстрой», священнослужитель рассказал ему о конкурсе «Подари жизнь», запущенном в женских консультациях. Благодаря этому проекту было спасено за год около 300 жизней. Реальные дети, которые могли быть убиты посредством аборта – появились на свет, живут, дышат и уже бегают. Всех присутствующих поразило, что на самом деле потребовалось совсем немного средств, чтобы мотивировать матерей. Таким образом, остро стоял вопрос о создании центра социальной помощи, ориентированного на помощь кризисным беременным и трудным семьям. В итоге строительная компания «Сибпромстрой» оплатила все расходы по проектированию и возведению комплекса, а нефтяная компания «Сургутнефтегаз» оборудовала помещения приюта всем необходимым.

 

Создатели не стали изобретать велосипед и взяли за основу принципы работы подобного социального учреждения, каким, например, был центр помощи «Юнона». В приюте можно проживать два, максимум три месяца. Это оптимальное время, за которое можно провести социальную и общественную реабилитацию кризисных мамочек, подготовить их к дальнейшей нормальной жизни в социуме, помочь определиться с работой и получением тех или иных субсидий. Такие вопросы появляются, поскольку многие мамы просто безграмотны. Для решения этих проблем у фонда есть юристы, знающие, на что может претендовать мать, куда и как обратиться. Центр, открывшийся при храме – это место, позволяющее человеку немного передохнуть перед тем, как идти дальше.

 

Различны причины, по которым женщины оказываются в кризисной ситуации.

Меньше всего случаев изнасилования: таких мам отговорить почти невозможно. Чаще всего, несамостоятельная девушка 17-18 лет беременеет, а в семье жесткая позиция «делай аборт или уходи туда, где нагуляла». Тогда у девочки три пути: делать аборт и возвращаться домой; не убивать ребенка и отсиживаться у подруг, теть-дядь, пока не утихнет буря; и третий вариант – самый грустный, когда родители выдерживают принципиальную позицию, и помогает только центр. Но, как правило, 95 процентов таких семей после рождения внука одумываются и забирают свою дочь, новоиспеченные дедушки и бабушки приходят и благодарят, иногда даже на коленях.

 

К сожалению, распространены и варианты бытового насилия. «Бывает, женщина с ребенком маленьким прибежит, в чем есть, потому что дома ситуация…Но мы не совсем такой центр, тут все сложнее, надо привлекать правоохранительные органы», - вспоминает настоятель. Но со своей стороны церковь также имеет определенные рычаги воздействия на нерадивых папаш – так называемое аккуратное давление. В Центре нет религиозного или национального деления, но были случаи, когда сотрудникам поступали звонки с угрозами от мужей иностранных подопечных.

У каждого хорошего дела есть обратная сторона. Если взять число отговоренных от аборта за 100 процентов, из кризисных беременных реально нуждается в помощи около десяти процентов – не больше.Иногда «кризисные» мамы сами являются создателями своих проблем, а некоторые и вовсе хотят нажиться и попросту ищут халяву. Чтобы избежать иждивенчества, реальные деньги Центр или Приход дает редко. Обычно помогают продуктами. Например, с сетью магазинов РОСТ есть договоренность на покупку продуктовых сертификатов.

 

 

По словам о. Антония, иногда люди сильно жалуются, как все плохо, сотрудники Центра приезжают в квартиру, а там просто наркота и пьянство. Иногда мнимые страдальцы просто оставляли волонтерам ребенка и пропадали на три дня. Жизнь в приюте достаточно жестко регламентирована внутренним распорядком. Пребывание на территории храма уже накладывает обязательства в плане поведения: например, нельзя употреблять спиртное и курить. Что ж, оно и правильно: в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

 

Отметим, что пока приют достраивают, в любое время можно воспользоваться кризисным телефоном: 60 - 20- 24, либо идти прямиком на Университетскую 21/а.

 

СПРАВКА «НГ»: Порядка 65 процентов бюджета приюта покрывает компания «Сибпромстрой», еще 25 процентов – компания «Тюменьэнерго» и около десяти процентов приходится на пожертвования прихожан.

Кстати: Успешный опыт Сургута планируют перенести еще на пять субъектов Югры. Они все входят в программу уже окружного конкурса среди женских консультаций «Жизнь – священный дар». По оценкам специалистов Фонда, это поможет предотвратить еще около 1000 абортов за год.